Кажешев Талиб Псабидович

Писатель

Кабардинский деятель просвещения, фольклорист. Первоначальное образование получил в сельском медресе. Затем учился в Пятигорской гимназии. Кажешев был близко знаком с Л. Лопатинским, инспектором Кавказского учебного округа и издателем «Сборника материалов для описания местностей и племен Кавказа». Именно Л. Лопатинский увлек Кажешева сбором и исследованием кабардинского фольклора. После завершения гимназии, Кажешев сдает экзамены на юридический факультет Петербургского университета. Не попав в число студентов, он несколько лет находился на работе в Петербурге, затем в Москве. По возвращению в Кармово и после безрезультатной попытки заняться педагогической деятельностью, он устраивается переводчиком при начальнике 1-го участка Нальчикского округа, затем при начальнике того же округа. Некоторое время Кажешев работал учителем в Докшукинской школе, а в 1910 г. открывает в Кармово свою школу. Продолжая трудиться в области народного образования, Кажешев активно проявлял себя и в общественной деятельности. Он постоянно избирался доверенным общества сел. Кармово как его представитель на съездах доверенных Кабарды и Балкарии (совещательный орган при начальнике округа), на которых выступал с различными предложениями по усовершенствованию общественного быта народа, ограничению власти богачей. В 1912 г. Кажешев знакомится с С.М. Кировым, содействует ему в революционной пропаганде среди крестьян. После Октябрьской революции Кажешев принимает участие в организации в Кармово народного Совета. Он делегат съездов народов Терека, в том числе и того, которым руководил С.М. Киров и на котором был создан Совнарком Терской области во главе с Ноем Буачидзе. Кажешев избирается в президиум съезда, а также членом судебно-правовой секции. По окончании Гражданской войны Кажешев - в рядах активистов народного просвещения. Продолжая учительствовать в Кармово, он участвует в создании пунктов ликбеза, разработке алфавита, составлении учебников родного языка. Одновременно с Паго Тамбиевым Кажешев занимался сбором и публикацией устного народного творчества кабардинцев. Его публикации оригинальны и дополняют опубликованный до революции адыгский фольклорный фонд. Записи Кажешева печатались в двух выпусках СМОМПК, № 6 за 1886 г. и №12 за 1891 г. Среди них четыре исторических («Андемиркан», «Переселение Кабарды Тамбиева», «Крымцы в Кабарде», «Братья Ешаноковы»), три топонимических предания («Эльбрус», «Машуко», «Озеро Шатхурей»), три сказания из нартского эпоса («Сосруко», «Эпизод из сказания «Сосруко», «Бештау»), одна историко-героическая песня («Песня о двух братьях Ешаноковых»), одиннадцать сказок («Сказка о Хагоре», «Чья заслуга больше», «Один догадливее другого», «Кто глупее», «Злая жена и чудовище», «Каждый молодец на свой образец», «Ханская дочь и охотник», «Наскочила коса на камень», «Один вор искуснее другого», «Мал мала меньше», «Кто больше»). В предании «Переселение Кабарды Тамбиева» содержатся легендарные свидетельства о раннем расселении предков адыгов-касогов, об основателе первого касожского аула на территории Кабарды. В предании «Крымцы в Кабарде» повествуется о злодеяниях и насилиях орд крымского хана, восстании народа и изгнании хана с адыгских земель. Предание «Андемиркан» - первая дореволюционная публикация об этом народном герое. Особо следует отметить сказания о Сосруко, центральном герое нартского эпоса: «Сосруко», «Эпизод сказаний о Сосруко», «Бештау». Это уникальнейшие, единственные дореволюционные записи из нартского эпоса - жемчужины адыгского устно-поэтического творчества. В записях Кажешева наряду с историческими событиями запечатлены реалии народного быта. В «Сказании о братьях Ешаноковых» содержатся данные об адыгском судопроизводстве, обычае гостеприимства, побратимства, представление о «рыцарской чести». Среди записей Кажешева несомненный интерес представляют топонимические предания («Эльсис», «Машуко», «Озеро Шатхурей»), не столь частые в дореволюционных публикациях Из собранных же сказок Кажешев публикует лишь бытовые. По-видимому, именно в них он увидел наиболее конкретное выражение идей, перекликающихся с его просветительскими взглядами. В записях Кажешева сказки, в которых изображается обыденная жизнь простых людей, в центре внимания проблемы богатства и бедности, добра и зла этики и т. д., утверждается идея, что человек ценен не социальным положением, а умственными, моральными и трудовыми качествами, что обладая ими, можно выйти из состояния нужды, достигнуть всех благ жизни. Свои фольклорные материалы Кажешев, в отличие от П. Тамбиева, делавшего записи на родном языке, затем подстрочный и литературный перевод, публикует лишь на русском языке. Его публикации - это литературная обработка фольклорных текстов, которая делается путем сокращения длиннот, устранения повторов, более четкой формулировки заложенной в тексте идеи. В итоге такая правка придает тексту композиционную стройность, ясность, логичность мысли. В пересказе фольклорных сюжетов присутствует авторский стиль повествования, когда архаическая поэтика оригинала перекладывается в облегченно-литературную форму. Кажешев занимался также изучением обычаев и обрядов кабардинцев. В журнале «Этнографическое обозрение» им были опубликованы статьи «Свадебные обряды кабардинцев» и «Ханцегуаше. Общественное моление об урожае у кабардинцев». В них освещаются малоисследованные прежними просветителями стороны общественного быта народа, приводятся ценные, ранее не зафиксированные этнографические факты и фольклорные тексты. В этих статьях два типа мышления: научный и художественный. Как исследователь Кажешев стремится к научному осмыслению фактов, но как художник - к литературному их изложению. В результате эти статьи просчитываются и как художественные произведения. Публикации Кажешева имеют важное значение для изучения духовного наследия народа, поскольку в них освещены многие вопросы истории и культуры адыгов.



Вернуться к списку знаменитостей