Карданов Мурат Наусбиевич

Спортсмен / Вид спорта: Греко-римская борьба / 46 лет

Советник президента Кабардино-Балкарской республики

Борьбой начал заниматься в 1983 году.
Олимпийский чемпион 2000 года в весе до 74 кг.
Бронзовый призер чемпионата мира 1993 года.
Чемпион Европы 1998 г.
Бронзовый призер 1993 и 2000 годов.
Чемпион России 1992, 1993,1998, 2000 гг.

ОЧЕРК О МУРАТЕ КАРДАНОВЕ

В селе Зарагиж, где жили Кардановы, никто из мальчишек о чемпионстве не думал-не мечтал, но соревноваться любили. Смотрели все спортивные телепередачи, то, что видели на экране, старались немедленно повторить. И не было большей радости, чем опередить товарища в беге, выше него прыгнуть, дальше бросить камень. Заканчивался для мальчишек долгий летний день лишь тогда, когда определялся победитель в единоборстве. Традиционной национальной борьбой, корнями уходившей вглубь веков, увлекались все, Мурат Карданов тоже любил этот вид спорта. Для него поединок на ковре был вершиной проявления силы, мужества, терпения, воли и характера человека. Своим телосложением борцы ему напоминали древних богов, высеченных в камне искусными ваятелями. Кумиром был Сослан Андиев, многократный чемпион СССР, Европы и мира по вольной борьбе, победитель двух Олимпиад. До сих пор Карданов хранит буклет, посвященный знаменитому спортсмену.



Когда семья Мурата переехала в Нальчик, десятилетний мальчик сам пришел в спортсекцию, чтобы заниматься классической борьбой, которая во всем мире, а теперь и у нас, именуется греко-римской. Он тогда ещё не знал, как ему повезло. Его наставником стал Владимир Ермолаевич Лобжанидзе, тренер от бога, воспитавший многих известных в республике и за её пределами талантливых спортсменов. Советы и наставления учителя для мальчишек были законом, его команды исполнялись мгновенно, рассказы о великих мастерах и борцовских традициях запоминались навсегда. К воспитанникам Лобжанидзе, побеждавшим на юношеских соревнованиях, всегда присматривались тренеры из других команд и спортивных интернатов, делали лестные предложения. Но мудрый учитель им всегда советовал: «Не спешите, пусть вырастут и окрепнут ваши крылья, тогда и полетите».



Жизненный полет самого Владимира Ермолаевича Лобжанидзе прервался внезапно. Ему не было и пятидесяти, когда отказало сердце. — Я только сейчас понимаю, как рано он умер. Как много мог ещё сделать, скольких ребят вырастит, воспитать, — с грустью говорит Мурат Наусбиевич.

Тогда смерть учителя потрясла подростка. Он потерял очень близкого человека, наставника, советчика, и теперь ему самому предстояло сделать, может быть, самый главный шаг в своей жизни. Мурату было 15, он хорошо помнил слова тренера о том, как важны именно в этом возрасте систематические интенсивные тренировки, чтобы не растерять наработанное и развивать дальше физические, технические и тактические способности. После окончания девятого класса Карданов уехал в ростовскую школу-интернат, куда его не раз приглашали, и начал новую самостоятельную жизнь.

— Мама тогда очень за меня переживала, — вспоминает Мурат Наусбиевич, — и я бесконечно благодарен ей за то, что она поняла меня и согласилась с моим решением.

Два года в спортивном интернате — это учеба, тренировки дважды в день, плотный график, напряженный ритм жизни. Молодой спортсмен работал много и упорно, чувствуя, как прибавляет в силе, мастерстве, в тактике на борцовском ковре. Ростовчанин Калуст Крикорьевич Харахашьян, вырастивший не одного мастера международного класса, чемпиона Союза и Европы, передал своего воспитанника в заботливые руки тренера Игоря Ивановича Иванова, когда Мурат поступил в Краснодарский институт физкультуры. 1991-й год стал счастливым для будущего олимпийского чемпиона: он выиграл первенство Советского Союза среди юниоров и завоевал золотую медаль на первенстве мира в Чехословакии — это была путевка во взрослую сборную России.

— Это был результат работы всех моих тренеров: Лобжанидзе, Харахашьяна, Иванова, — говорит Мурат Наусбиевич.



Через полгода в составе сборной Российской Федерации он уже участвовал в чемпионате Советского Союза по классической борьбе и сразу завоевал «бронзу». Специалисты заговорили о Мурате Карданове как об очень талантливом сильном и перспективном борце. Он и сам чувствовал, что может стать достойным соперником прославленным мастерам. Но звездной болезнью не заболел и очень гордился, что выступает в одной команде с капитаном сборной, великим Александром Карелиным.



В большом спорте борцы занимают особую нишу. В их сообществе всегда царят доброжелательность, взаимопонимание и готовность прийти на помощь товарищу по команде. Новичка, пробившегося в их ряды, принимают с уважением. У борцов своя ментальность. Она рождается на ковре, где проявляются сила и воля, сплетаются в поединке тела, смешивается пот и единым становится дыхание. Где каждый без всякого судейства знает, кто чего стоит по гамбургскому счету. Все это сближает спортсменов, и потому нет среди них ни зависти, ни ревности, ни интриг. Каждый из них абсолютно точно знает, что борьба изначально отторгает недостойных и слабых. Великие борцы Иван Поддубный, Александр Медведь, Сослан Андиев, Александр Карелин навсегда остались олицетворением доброй силы, благородства, честности и порядочности.

Это сообщество и приняло в свои ряды Мурата Карданова, который выигрывал, побеждал, поднимался...



Но его многочисленные титулы и награды давались нелегко. Было всякое: проигранные поединки, недобросовестное судейство, изматывающие травмы. Но спортсмен никогда не сдавался, в него верили тренеры, ему помогали товарищи по команде. За три года до Олимпиады в Сиднее борцам поменяли весовые категории. Мурату, весившему 82 килограмма, надо было теперь либо сбрасывать вес до 76 кг, либо набирать его до 85. По совету тренера он выбрал первый вариант, и начался мучительный процесс. Карданов, сгонявший килограммы, чувствовал себя некомфортно, не мог сразу вжиться в новую физическую форму, а впереди — Олимпиада, позади — молодые амбициозные борцы, дышащие в затылок. За три месяца до поездки в Австралию на чемпионате Европы, который проходил в Москве, он занимает третье место. Перед отборочной комиссией, определявшей, кому давать путевку в Сидней, стояла дилемма: Мурат Карданов или Алексей Мишин. И тогда было решено провести контрольную встречу между двумя претендентами. Поединок проходил в Подмосковье. У ковра стояли тренер Мурата Игорь Иванов, родной брат Хасан, мастер спорта, борец, который последние годы был рядом в качестве помощника и второго тренера, и представитель правительства Кабардино-Балкарии в Москве. Они поддерживали, болели, переживали. Разве можно их подвести, разочаровать?



И вот он — Сидней, ставший очередной олимпийской столицей. Теле- и радиоэфир планеты заполняли голоса спортивных комментаторов, газетные полосы мировой прессы начинались с репортажей из Австралии, миллионы болельщиков, позабыв обо всем, не отрывались от экранов телевизоров. Ведь там, на далеком континенте, собрались те, кто быстрее, выше, сильнее... О чем думает спортсмен, бросивший вызов самым лучшим? Какие испытывает чувства в преддверии решающей схватки? Как это ни парадоксально, но Мурат Карданов об олимпийской медали не думал.



— Очень важно, чтобы огромное желание победить не помешало самой победе. Если о ней думать постоянно, то психологически так устаешь, что тебя уже на это не хватает, — говорит Мурат Наусбиевич.

Он стоял на высшей ступени олимпийского пьедестала, звучал гимн его страны, и трехцветный флаг России вздымался под сводами стадиона. Безумная усталость давила на плечи, но это было ничто в сравнении с той гордостью, которую испытывал за свой народ, за свою Родину. А еще чемпион ощущал радость оттого, что все, чем жертвовал во имя спорта, было не зря, и было очень жаль, что до этой минуты не дожили его отец Наусбий и первый тренер Владимир Еpмолаевич Лобжанидзе.



Вернуться к списку знаменитостей